Авторский сайт Лимарева В.Н.

Всеволод Овчинников.

Культ поклонов и извинений или японец на татами и за краем татами.

 

«Наш этикет  начинается с изучения того, как предлагать человеку веер и заканчивается правильными жестами для совершения самоубийства».

(Какудзо Окакура)



  • Что за люди японцы, т.е. о японской душе.
  • При встрече знакомого, японец замирает,  согнувшись пополам, даже посереди улицы - это поражает. Но ещё больше поражает приезжего поклон, которым его встречает хозяйка японского дома или гостиницы. Женщина опускается на колени, кладет руки на пол перед собой и затем прижимается к ним лбом, то есть буквально простирается перед гостем.

    Правила поведения в японском жилище  слишком сложны, чтобы их можно было освоить сразу. Главное поначалу – ни на что не наступать, ни через что не перешагивать и садится, где укажут.  Существуют предписанные позы для сидения на татами.  Самая церемонна из них – опустившись на колени, усесться на собственные пятки. В таком положении совершаются поклоны. Надо лишь иметь в виду, что кланяться, сидя на подушке, которые обычно предлагают гостю, неучтиво – сначала надо переместиться на пол. Бывает, что в комнате беседуют десять человек. Но стоит появиться одиннадцатому, как все они, словно крабы с камней, тут же сползают с подушек.

    Сидеть, скрестив ноги, считается у японцев развязанной позой, а уж вытягивать их в сторону собеседника – верх неприличия. Поэтому провести в японской комнате несколько часов для иностранца с непривычки сущее мучение. У него тут же затекают ноги, начинает ломить поясница, появляется желание привалиться к стене или лечь.

    У порога гостя встречает хозяйка, а обмен приветствиями с хозяином совершается в комнате, то есть после того, как посетитель снял обувь и уселся на татами в необходимой для поклонов позе. Хозяин помещается напротив и ведет беседу, хозяйка молчаливо выполняет роль служанки, а все остальные члены семьи в знак почтения вообще не показываются на глаза.

    Многократно пытался я поселиться на несколько дней  в японской семье, чтобы непосредственно вникнуть в быт. Но этикет всякий раз отгораживал меня от семейных будней, словно ширмой.  Меня держали в почетном одиночестве, будто гостиничного постояльца. Хозяйка приносила на подносе завтрак, обед и ужин.  Хозяин заходил по вечерам обменяться парой вежливых фраз и выпить сакэ. Но посадить меня за общий стол с детьми и домочадцами, сделать меня участником общих разговоров представлялось недопустимым нарушением правил гостеприимства.

    При всем обновлении жизни, домашний очаг японцев по-прежнему таит крепость старого этикета. Не говоря уже о семейных торжествах, даже в будни рассадка за столом следует незыблемому порядку. Каждому, кто уходит из дома или возвращается, принято хором приветствовать возгласами: «Счастливого пути! или «Добро пожаловать»!

    Мне часто доводилось видеть в Токийском аэропорту, как японцы встречают родственников, возвращающихся из заграничных поездок. Никаких объятий или поцелуев. Муж отвечает жене кивком, гладит сына или дочь  и  почтительно склоняется перед родителями, если те соблаговолили его встретить.

    Мы привыкли подчас  больше следить за своим поведением среди посторонних, чем в кругу семьи и друзей. Человек, который дома преспокойно возьмет в руки кусок жареной курицы, часто постесняется  сделать это в гостях или в ресторане. У японца всё наоборот: за домашним столом он ведет себя более церемонно, чем где-либо.

    Японец спокойно разденется до нижнего белья перед незнакомцем в поезде, но если кто-то из родственников придет к нему в дом с визитом, он станет поспешно одеваться, чтобы  принять его в подобающем виде. Не важно, если делать приходится в той же комнате: считается, что до официального обмена приветствиями ни хозяин, ни гость не видят друг друга.

    Иностранца, пожалуй, в равной степени поражает как церемонность японцев в домашней обстановке, так и бесцеремонность в общественных местах.  Человек, который безукоризненного ведет себя с родственниками и друзьями, перевоплощается в собственную противоположность среди людей незнакомых.

    Вслед за вежливостью, рано или поздно и японская чистоплотность раскрывает свою изнанку. Слов нет, японцы поистине боготворят чистоту. Но всегда ли это качество проявляется в одинаковой мере?

    Можно сказать, что японцы чистоплотны в том смысле, в каком это касается чистоты их плоти.  Подобно тому, как учтивость японцев проявляется лишь в личных отношениях.  И не распространяется на область общественного поведения, опрятность их часто кончается за краем татами.

    На иностранца, который разгуливает в шлепанцах по своей комнате  в японской гостинице, смотрят с изумлением и ужасом, как мы глядели бы на человека, шагающего в обуви по постели. Однако  там, где кончается татами,  для японцев начинается улица.  Он просто не представляет себе, чтобы какое-то помещение, где не нужно разуваться, могло быть чистым. В кинотеатрах, в вагонах, в конторе люди преспокойно швыряют на пол окурки, пустые бутылки, банановую кожуру и прочий мусор. Насколько опрятность присуща японскому жилью, настолько неряшливо выглядит японская контора.

    Важно понять, что изнанка японской учтивости и японской чистоплотности порождена все той же двойственностью взглядов на жизнь.

    Японская вежливость – это отнюдь не верность определенным нравственным принципам уважения к окружающим. Это норма подобающего поведения, выдрессированная в народе острием меча.

    Если на Западе вежливость и значимость степени выросла на религиозной почве, отталкиваясь от понятия греха, то в Японии она сложилась на основе феодального этикета, нарушение которого  считалось тягчайшим преступлением. Все было строго регламентировано: как ходить, как кланяться. Черты  этой древней дисциплины доныне видны в поведении японцев.  Грациозность, с которой они садятся на циновки или встают, принимают  или передают что-нибудь, - все это доведенные до  рефлекса предписанные жесты учтивости.

    Отношения по вертикале – между повелителем и подданными, между отцом и сыном, между младшим и старшим – были четко определены, и мельчайшие  детали  их общеизвестны. Однако японская мораль почти не касалась того,  как должны вести себя  человек по отношению к людям незнакомым, что на Западе по праву считается одной из основ подобающего поведения.

    Японская вежливость – это, если можно так выразится, вежливость  не по горизонтали: человек  - общество, а по вертикале.  Она как бы предписание устава, который обязывает солдату отдавать честь офицеру, но вовсе не каждому встречному.

    Японская семья. Музей этнографии Санкт-Петербург.   Фото Лимарева В.Н.

    Как японцы должны кланятся. Инструкция в японском храме. Фото Лимарева В.Н.

  • главная